Navigate / search


 

Вальдемар Томашевский: За справедливую Европу! Список номер 6!

 


 

Вальдемар Томашевский: За традиционную семью! Вместе мы сила!

 


 

Вальдемар Томашевский о будущем Европы

 


 

Президент Роландас Паксас о Вальдемаре Томашевском

 


 


 


 

Михаил Андриянов


 

Вальдемар Томашевский: «Только при хорошей самоорганизации и единстве мы способны отстаивать свои права»

«Мысль о единстве невозможно сразу осознать. Путь к этому – доказывать наглядными примерами, действиями», – говорит Вальдемар Томашевский, европарламентарий, лидер Избирательной акции поляков Литвы-Союза христианских семей.

– Начало года для школ национальных меньшинств было омрачено заявлениями теперь уже бывшего министра образования о реорганизации школ нацменьшинств. С завидным постоянством, особенно перед выборами, реформирование школ нацменьшинств становится темой номер один. Почему такое происходит в демократической стране?

– Именно об этом я говорил на митинге в защиту школ нацменьшинств, который прошел 23 марта в Вильнюсе. На протяжении последних четырех лет наши школы хотят то закрывать, то «реформировать». В этом заинтересованы определенные группы, которым школы нацменьшинств вообще мешают. Да, к сожалению, тема их закрытия периодически повторяется.

Однако я бы хотел посмотреть на эту ситуацию под другим углом – что мы должны делать и что мы, собственно, уже делаем, чтобы этому противостоять. В первую очередь, национальные меньшинства должны быть хорошо организованы. Последний митинг это наглядно показал. После нападок вначале на русские школы, потом на школы нацменьшинств, потом, когда отдельные депутаты Вильнюсского самоуправления начали заниматься шантажом, наша чаша терпения буквально переполнилась.

Мы приняли решение о проведении митинга в защиту наших школ. Чтобы собрать на акцию протеста учеников, учителей, родителей и просто неравнодушных к проблеме людей, была проделана огромная работа. Число участников митинга и шествия составили около 3 тысяч человек. Это как раз наглядно показало: если мы будем с хорошей самоорганизацией, мы устоим перед вызовами.

Митинг принес свои плоды: нашу сплоченность признали, поняв, что мы не уступим в важных для нас вопросах. Зачинщики реформирования школ нацменьшинств, по-видимому, рассуждали так: русские школы защищать некому – своей партии у них нет, организации учителей тоже нет. Но они не учли, что в Литве есть многочисленная и основная организация нацменьшинств – Союз поляков Литвы, и созданная ею партия Избирательная акция поляков Литвы-Союз христианских семей.

Принять участие в митинге приглашались польские, русские школы и белорусская. Многие понимали, если сегодня мы промолчим, завтра может быть поздно. Однако шел процесс запугивания, люди боялись идти на митинг. Тогда мы приняли решение провести его в субботу – в выходной день, чтобы больше людей смогло прийти.

Одним из важных элементов митинга было шествие – пройти по главному проспекту Вильнюса, показать, что это тоже наш город, что это тоже наша страна.

Трехтысячное шествие по главному проспекту столицы 23 марта с. г. в защиту школ национальных меньшинств.

Этот успех вдохновляет нас, показывает, что мы можем многого добиться, когда хотим. Мы прекрасно понимаем, что только вместе, в единстве, можем отстоять свои интересы. Уже в январе Союз поляков Литвы с Содружеством учителей польских школ Macierz Szkolna, которое возглавляет Кристина Дзержинска, опубликовали совместное обращение в защиту русских школ. Тогда некоторые нам говорили, что это не ваше дело. Как оно может быть не нашим, если мы живем в одной стране, и, если школы нацменьшинств дискриминируют, почему мы должны промолчать?

– Вы постоянно пытаетесь донести мысль о том, что мы сильны в единстве. Но не все это понимают, или не хотят понимать, или боятся, что может быть хуже. Складывается впечатление, что только польская община защищает интересы нацменьшинств. Русская община ведет себя более пассивно, хотя нападки начались именно на русские школы.

– Мысль о единстве невозможно сразу осознать. Путь к этому нужно доказывать наглядными примерами, действиями. Нас хотят разделить, а мы четко сказали, что будем защищать каждую школу национальных меньшинств – будь то русская, или польская. Польская община чуть более сильна в организационном плане, поэтому на нас это налагает бОльшую обязанность и ответственность. Что нам и удается делать уже не первый год в горсовете столицы, в Сейме и Европарламенте – мы отстаиваем интересы всех национальных меньшинств очень ясно и четко, и будем продолжать это делать.

Людям тяжело разобраться без таких конкретных примеров, которые придают им уверенности и даже смелости, они уже не боятся говорить, что им не нравится. Надо продолжать работать: если партия национальных меньшинств есть одна на всех, то нужно попытаться хотя бы реанимировать организацию учителей русских школ, активировать родительские форумы. Это нам всем поможет бороться за наши права.  

Я еще раз хочу подчеркнуть, что Литва вступила в Евросоюз, ратифицировала Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств, которую не выполняют. Решения, которые продвигаются в Министерстве образования, скандальные. Не может в правовом государстве такого быть.

Своими действиями, в том числе и митингом, мы защищаем и честь нашей страны. Потому что некоторым очень хочется бульдозерными методами все закрыть, уничтожить. Они плохо понимают, что сейчас другие времена, поэтому наша цель – напомнить им об этом.

– Получается, что Рамочная конвенция – единственный сдерживающий фактор в вопросе закрытия школ нацменьшинств?

– Я думаю, что сдерживающий фактор – это наши действия. Потому что Конвенция действовала, а реорганизация гимназий нацменьшинств проходила, накладывались штрафы на двуязычные таблички с названиями улиц.

К сожалению, в Литве нет стопроцентного следования букве закона – у нас одной рукой подписывают, а другой не выполняют. Надо было подписать Конвенцию, чтобы вступить в Евросоюз. Это своего рода цинизм и лукавство, и вопрос, как этому противостоять. Понятно, что лукавство определенных людей мы не поменяем, но надо сделать так, чтобы у них не было поля для деятельности, для незаконных действий.

В этом случае очень важно иметь исполнительную власть – кто будет решать наши вопросы, а для этого необходимо участвовать в избирательном процессе. Когда наши потенциальные депутаты начнут представлять наши интересы, тогда будут приниматься конкретные решения по всем нашим вопросам. Кто как не мы будем их решать. Поэтому выборы очень важны: есть возможность усилить представительство нацменьшинств во власти, чтобы с нами считались, чтобы избранные депутаты могли встать на нашу защиту.

– На выборы в Европарламент ИАПЛ-СХС идет общим списком нацменьшинств. У вас очень хорошая предвыборная программа. В ней четко определены экономические, социальные, ценностные приоритеты. Насколько они выполнимы?

– Готовя свою программу, мы прислушиваемся к мнению людей, наших избирателей, стараемся услышать по возможности каждого.

Мы очень часто выходим с инициативами, которых нет у других литовских партий. Ведь именно от ИАПЛ-СХС вышли предложения о выплатах 120 евро на каждого ребенка, о карточке многодетных семей, мы сказали, как можно найти деньги, введя налог на активы банков. Эти инициативы исходили от нас.

Работая в Европарламенте, мы стараемся затрагивать очень важные вопросы. Если мы являемся одним единым Союзом, то почему нам не сделать одинаковую для всех стран-членов минимальную зарплату. Почему нам не уравнять выплаты земледельцам? Просто мы хотим, чтобы Европа была в этих вопросах солидарна.

Вопросы климатической политики ЕС должны быть изменены, потому что она уничтожает рабочие места, угрожает конкурентоспособности экономики и существованию промышленности. Конечно, мы выступает за чистоту природы, но, согласитесь, закрывать промышленные предприятия в Европе из-за выбросов, когда весь мир, в том числе США и Китай, этого не делают, выглядит утопией. Тем более, что современные технологии в несколько раз снижают выбросы СО2.

Мы сейчас утопично боремся (с климатом), а наши люди нищают из-за таких решений. Людям надо жить хорошо сейчас, а не завтра.

Европу тоже надо реформировать, чтобы она думала о простых людях, а не о каких-то утопических проектах.

– При подаче заявки на участие в выборах в Европарламент, Главная избирательная комиссия заставила только ИАПЛ-СХС повторно собрать 10 тысяч подписей. Чем ГИК аргументировал такое решение?

– Такое решение является абсурдным. По закону, если партия участвовала в предыдущих выборах и собрала хотя бы 10 тысяч голосов, она уже не собирает подписей. И все партии, которые участвовали в выборах, даже набрав только 1 проц. голосов, не собирают подписи. И единственную ИАПЛ-СХС, которая набрала 5,5 проц. и 70 тыс. голосов, заставили их опять собирать, потому что на прошлых выборах мы шли в коалиции с Русским альянсом.

Мы подали в суд на решение ГИК, однако судебный процесс может затянуться, а подписи надо собрать до 25 апреля, поэтому мы просим нас поддержать.

Создается впечатление, что любыми способами пытаются усложнить нам процесс выборов. Еще один такой пример – изменение избирательных округов. Нигде их не поменяли, только в Вильнюсском крае. Поделили Вильнюсский район на четыре части, а 9 участков присоединили к Вильнюсу. Сделали все, чтобы шанс на победу у нас был не в трех округах, а только в одном. Предпринимаются любые способы, чтобы организационно ослабить нацменьшинства. А как только мы будем слабы организационно, сразу начнутся действия, которые уже были испробованы в январе этого года. 

Поэтому только при хорошей самоорганизации и единстве мы способны отстаивать свои права.

Беседовала Яна Коваль


 


 


 

Готовы ли страны ЕС лишиться национального суверенитета в пользу единого государства?

В Европарламенте состоялось голосование по трактату о пересмотре договоров ЕС. Взят курс на более тесное объединение стран, вплоть до создания союзного государства с передачей ему главных функций управления. Какие из них страны-члены ЕС должны передать центру? Как отреагировали на это разные страны ЕС? Рассказывает депутат Европарламента, председатель партии «Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей» Вальдемар Томашевский.
 

W. Tomaszewski przemawia z trybuny Parlamentu Europejskiego podczas debaty o przyszłości Europy w kwietniu bieżącego roku

– Это ведь не первый пересмотр договоров ЕС в целях все большего сплочения стран-членов в единый блок государств?

– Первый договор, заключенный в 1952 году шестью странами, закрепил создание Европейского объединения угля и стали. В 1957 году был подписан Договор об учреждении Европейского сообщества или Римский договор, целями которого стало углубление экономической интеграции, создание общего рынка и таможенного союза и объединение мирных ядерных ресурсов. В 1959 году был создан Европарламент — сначала как представительный консультативный, а затем и законодательный орган. Дальнейшую интеграцию, в том числе и политическую, закрепил Договор о Европейском союзе или Маастрихтский договор, принятый с 1993 году. Он в сочетании с первым договором образует правовые основы ЕС. В дальнейшем изменения в текст Договора вносились Амстердамским договором 1997 года, Ниццким договором 2001 года.

Лиссабонский договор 2007 года (вступил в силу в 2009 году) внес еще большие изменения. При этом институциональная трансформация ЕС шла в сторону все большего сплочения стран-членов в единый блок государств с передачей все большего числа функций управления на наднациональный уровень. Европейскую Конституцию в Лиссабонском договоре закрепить не удалось из-за негативного исхода референдумов в Нидерландах и во Франции. Но компетенции ЕС были расширены в вопросах внутреннего рынка, общей торговой политики, таможенного союза, морских ресурсов и общей рыболовной политике, политике еврозоны. Хотя в документе не было оговорено, к какому именно году все государства должны ввести евро: десять стран ЕС евро до сих пор не ввели, считая, что национальная валюта дает им возможности большего маневра в экономике.

Планируемый новый трактат, голосование по которому завершилось 22 ноября 2023 г., ставит целью создание единого европейского государства по типу Соединенных Штатов Европы. То есть многие важные компетенции государств-членов будет еще более ограничены, а Евросоюза напротив расширены.

– Какие цели преследует предложенный новый договор?

– Пока это лишь расстановка вех, обозначение направления движения Евросоюза к более тесной интеграции, предполагающей отказ от основных полномочий стран в пользу центра, Брюсселя, ради создания в будущем единого союзного государства по типу Соединенных Штатов Европы. То есть не Евросоюза, как союза независимых государств, как он когда-то задумывался отцами- основателями, а как единой федерации. Этот трактат ограничивает права национальных государств еще больше, чем Лиссабонский договор. И самое главное — он предусматривает отказ от права вето в Совете Евросоюза, одном из высших органов ЕС, на который собираются главы государств. До сих пор любая страна, например, Литва, могла ветировать какие-то предложения, предлагая свой вариант, чтобы снова договариваться. Это был сильный инструмент влияния в руках национальных государств: право вето было введено еще в шестидесятых годах, когда президент Франции был Шарль Де Голль, отчаянно отстаивавший национальные интересы государств-членов, защищавший их от диктата. Сейчас право вето будет отменено в 65 конкретных областях. То есть решения будет принимать квалифицированное большинство Евросоюза, что значительно ограничит права малых и средних стран-членов.

– На решение вопросов в каких сферах жизни и деятельности государства на этот раз претендует Брюссель?

– Договор предлагает отдать в ведение Евросоюза регулирование семи разных сфер жизнедеятельности государства. В частности, его внешнюю политику, что вообще лишает государство самостоятельности. Просвещение, а также политику безопасности, что может означать создание армии ЕС, охрану границ, гражданскую оборону, промышленность, здоровье общества. С последними четырьмя предложениями как будто и можно было бы согласиться, но из практики мы знаем, что «гладко было на бумаге, но забыли про овраги». На самом деле здесь есть очень много подводных камней. Представить себе общую политику развития промышленности сложно хотя бы из-за очень большой разницы интересов в каждой стране в отдельности. Что касается здоровья общества (странно, почему не здравоохранения?), то сложно представить, чтобы наши граждане ездили лечиться в Брюссель. Скорее вспоминается пандемия и стремление Брюсселя заставить всех нас сделать прививки согласно ковидным сертификатам, которые были выданы под влиянием больших фармакологических корпораций. Было бы хорошо, если бы доступ к бесплатным услугам стал обязательным для каждого гражданина ЕС. Но реально ли это, когда система здравоохранения в резолюции заменена неясным определением здоровье общества? Но самое коварное, что по мнению абсолютного большинства наших граждан недопустимо, это передача Брюсселю регулирования образования. Ведь сила Евросоюза в его разнообразии, а тут нас всех хотят подстроить под общую систему образования. Сразу вспоминается времена правления министра либерала Гинтараса Степонавициуса и стремление ввести в детсадах гендерную пропаганду, когда детям читали сказки про любовь принца и принца. Делегирование перечисленных полномочий центру фактически означает потерю суверенитета странами-членами ЕС.

– То есть в случае реализации этого курса страны-члены теряют самостоятельность в основополагающих моментах жизнедеятельности, а значит расстаются с независимостью, за которую Литва так отчаянно боролась. Интересно, какую позицию заняли наши европарламентарии?

– Всего «за» проголосовал 291 европарламентарий, против — 274. При этом 44 европарламентария воздержались. То есть резолюция была принята с преимуществом в 17 голосов. В Литве при голосовании в парламенте учитывают и мнение воздержавшихся, плюсуя их к тем, кто проголосовал против. Тут их голоса не считают. Однако принятие этого первого документа с преимуществом лишь в 17 голосов дает надежду, что этот курс на дальнейшее делегирование странами своих полномочий ЕС в дальнейшем не получит поддержки. Ведь это голосование – не окончательное, нас ждут скорее всего несколько лет обсуждений и голосований в европейских институциях. Хотя не исключено, что если в Европарламенте и Еврокомиссии сохранится нынешнее большинство, то этот курс может и воплотиться. Из 11 наших европарламентариев пятеро проголосовали за фактически ликвидацию независимости Литвы. Это консерваторы Раса Юкнявичене, Аушра Малдейкене, социал-демократы Юозас Олекас и Вилия Блинкявичюте, либерал Пятрас Ауштрявичюс. Воздержались консерваторы Людас Мажилис и Андрюс Кубилюс, аграрий Бронюс Ропе. Стасис Янелюнас не принял участие в голосовании. «Против» от Литвы проголосовали только мы с Виктором Успасских.

– Интересно, какие страны проголосовали против потери суверенитета?

– Европарламентарии Хорватии, Дании, Венгрии, Голландии, Латвии, Мальты и Словакии в большинстве своем проголосовали против. Ни один депутат Ирландии и Кипра не проголосовал «за». С самым большим перевесом «против» проголосовали депутаты Польши (38 «против», 9 – «за»), Румынии (22 «против», 7 – «за»), Швеции (15 «против», один – «за»), Чехии (13 «против», 4 – «за»). Зато абсолютное большинство немецких депутатов проголосовало «за» – 64, «против» были 11. Также подавляющее большинство депутатов Бельгии, Португалии, Испании и Люксембурга проголосовало «за». У итальянцев и французов голоса «за» и «против» разделились почти поровну. Но в общем результаты голосования обнадеживают, что еще не все потеряно.

– Вальдемар, вернемся к нашим внутренним делам. В ближайшие годы нас ожидают не только выборы президента, но и выборы в Европарламент и сейм: собираетесь ли вы участвовать?

– Партия постоянно ведет работу по отстаиванию прав нацменьшинств, традиционных семейных ценностей, встречаемся с избирателями, а так как выборы проводятся почти ежегодно, нам приходится всегда быть во всеоружии — мы к ним готовы. И хотя меня принять участие в выборах президента призывают и представители совета партии, и рядовые члены, и избиратели, мы склоняемся к тому, что участвовать в них не будем (хотя окончательное решение пока не принято). На прошлых президентских выборах мы достигли поставленных целей. Нам удалось одержать победу над действующими президентами — Д. Грибаускайте(дважды) и над Г. Науседой в трех самоуправлениях: Вильнюсском районном, Шальчининкайском и Висагинском. А также на нескольких десятках отдельных избирательных участков: Тракайского, Швенченского, Ширвинтского, Зарасайского, Игналинского районов и города Вилниуса. Так что возможно нам после достижения упомянутых целей стоит сделать перерыв. Другой момент, что президент Гитанас Науседа проводит близкую нам социальную и ценностную политику, так нужно ли на этот раз составлять ему конкуренцию? Решение по выборам в Европарламент мы примем скорее всего в марте, а вот выборы в сейм, которые пройдут осенью, для нас очень важны, и я готов возглавить список кандидатов от партии. К сожалению, нарушения на предыдущих выборах и антиконституционный отказ принять наш иск судом оставили тяжелое впечатление от предыдущих выборов: у нас во время нечестной борьбы фактически отобрали пять мандатов, что повлияло на большинство в сейме. А кто сегодня еще, кроме нас, способен защитить национальные меньшинства? Ведь ИАПЛ-СХС после закрытий двух русских партий, к сожалению, осталась единственная партия национальных меньшинств. То, что у нас сегодня есть 35 польских и 27 русских гимназий, это безусловно наша заслуга, потому что две трети из них попросту планировалось закрыть. Но без сплочения нацменьшинств сохранить достигнутое в будущем вряд ли удастся.

  Государство За Против Воздержался
1. Австрия 8 6 1
2. Бельгия 12 7 0
3. Болгария 6 4 3
4. Хорватия 4 7 0
5. Кипр 0 3 2
6. Чешская республика 4 13 2
7. Дания 3 10 0
8. Эстония 5 2 0
9. Финляндия 6 6 2
10. Франция 38 30 2
11. Германия 64 11 3
12. Греция 9 3 3
13. Венгрия 4 10 1
14. Ирландия 0 11 2
15. Италия 37 34 0
16. Латвия 2 3 1
17. Литва 5 2 3
18. Люксембург 5 0 0
19. Мальта 1 3 0
20. Нидерланды 7 12 1
21. Польша 9 38 0
22. Португалия 11 4 5
23. Румыния 7 22 0
24. Словакия 4 5 1
25. Словения 5 3 0
26. Испания 34 10 9
27. Швеция 1 15 3