Navigate / search

В. Томашевский: госучреждениями завладели нечестные люди

Фраза шоумена Арунаса Валинскаса о том, что «таких, как депутат Европарламента Валдемар Томашевский, следует расстреливать по одному», снова вызвала ажиотаж, после того, как снова прозвучала на недавнем митинге но уже против председателя комитета Сейма по правам человека Витаутаса Томаса Раскявичюса. В прокуратуру снова обратились с жалобой, хотя в аналогичном деле прокуратура не усмотрела разжигания ненависти. Правда, А. Валинскасу все равно не уйти от ответственности. Об этом В. Томашевский согласился рассказать в эксклюзивном интервью „Vakaro žinios“.
 
Шоумен А.Валинскас призвал расстреливать таких, как В.Томашевский, в одной программе при обсуждении выборов в Сейм. «Томашевский – абсолютный колорад, который, получая финансирование своей партии из государственного бюджета Литвы, является антигосударственником. Таких надо расстреливать. По одному в год. Начать с него, потому что беда, что он делает», – сказал тогда А.Валинскас.

Впоследствии Генеральная прокуратура прекратила досудебное расследование возможного разжигания ненависти в связи с этим заявлением, заявив, что коммуникативная цель этих заявлений заключалась не в том, чтобы побудить зрителей действовать соответствующим образом, а в выражении личного негативного мнения А. Валинскаса. 

– Как вы оцениваете тот факт, что прокуратура сама прекратила досудебное расследование? – спросило издание „Vakaro žinios“ Валдемара ТОМАШЕВСКОГО .

– Я христианин и в таких случаях прощаю человека в молитве. Сам я на слова А. Валинскаса не обращался в прокуратуру, тогда прокуратура по собственной инициативе начала досудебное расследование по факту возможного разжигания розни. Было проведено расследование, по результатам которого было возбуждено уголовное дело. Было очевидно, что то, о чем говорилось, не было юмором. Но прокуратура дело закрыла. Изначально один прокурор отказался возбуждать уголовное дело, затем его решение было обжаловано Генеральному прокурору, который также решил не возбуждать уголовное дело. Мы обжаловали решение прокурора в суде первой инстанции, который не отменил решение прокурора. Мы обжаловали решение суда в Высшем административном суде, но он также оставил без изменения предыдущее решение.

– Как вы думаете, прокуратура посчитала, что А. Валинскас просто шутил?

– Я скажу дипломатично – ситуация странная. Похоже, кто-то воспользовался «телефонным правом». Поэтому мы решили защитить свои права в Европейском суде по правам человека. Жалоба в настоящее время готовится. Суд ответит на все вопросы.

Кроме того, в связи с высказываниями А. Валинскаса в прокуратуру поступило, насколько мне известно, еще 20 жалоб с просьбами о возбуждении досудебного расследования. Всем сказали, что жалобы рассматриваться не будут, и в конце концов все закончилось ничем. Так что права всех этих людей также остались незащищенными.

– В решении прокуратуры вроде бы говорилось, что призывать к расстрелу политических оппонентов в Литве нормально?

– Я сам не хочу комментировать эти слова и делать какие-либо выводы. Но я слышал этот вопрос от многих людей. Литовские власти приняли свои решения. Посмотрим, что Страсбург скажет по этому поводу.

Я могу только риторически спросить: если эти слова не были подстрекательством к ненависти, почему было спешно убрать это интервью с Валинскасом из публичного пространства?

– Вам известно, что министр Аушрине Армонайте обратилась в прокуратуру по факту аналогичной фразы, но адресованной уже к председателю комитета Сейма по правам человека В. Т. Раскявичюсу. Как вы думаете, будет ли начато досудебное расследование?

– Конечно, потому что со слов А. Валинскаса тоже было начато досудебное расследование, даже без нареканий. Вопрос только в том, какие решения будут принимать прокуроры на сей раз.

– Вы также услышали отрицательный ответ Конституционного суда после обращения Сейма по поводу организованной против вашей партии кампании Freedom TV “Все хорошо, Волан-де-Морт”. Как вы думаете, это совпадение?

– В настоящий момент еще идут суды и другие разбирательства, поэтому я не хотел бы много комментировать. Однако скажу, что в условиях демократии не может быть лишения человека или группы людей права защищать свои права в суде. Это основа демократического строя. И наша партия была лишена этого права.

– Почему Вы такой неудобный?

– Я думаю, что вещи, которые выглядят как правовой нигилизм, происходят потому, что в Литве никогда не было настоящей люстрации. Наша партия предложила раскрыть бывших сотрудников КГБ. Не для того, чтобы их осудить, а чтобы сказать правду. Мы не имеем права судить этих людей. Кто-то работал добровольно, кого-то шантажировали. Но отсутствие люстрации сегодня позволяет кому-то продолжать шантажировать этих людей. Об этом также заявил глава Управления государственной безопасности Дарюс Яунишкис.

Поэтому честным людям в Литве сложно, потому что госучреждениями завладели нечестные люди, которых еще можно шантажировать извне.

Эти люди до сих пор находятся в судах, среди политиков. Давайте сделаем списки общедоступными, защитим этих людей от шантажа – может быть, мы наконец-то получим шанс жить в условиях демократии и получим возможность защищать свои права в справедливых судах. Почему возникает такой страх рассекречивания? Возможно, в этих списках есть часть политиков и сотрудников учреждений. Я не знаю другого объяснения противодействия люстрации. Многие государства сделали это и живут сегодня спокойно. Там больше никто не шантажирует и там нет  “телефонного права”.

– Но Вас самого публично обвиняют в том, что вашу политику оплачивают враждебные Литве страны. Вы, якобы, получаете деньги из Польши, России, Беларуси?

– Законы Литвы запрещают политическим партиям получать деньги из-за рубежа. Наша партия пользуется возможностью  получить  от жителей  часть процента от подоходного налога. В нашей партии также высокий членский взнос – 0,5 процента от ежемесячного заработка. Чем выше позиция, тем выше взнос. Устав партии предусматривает, что мэры, советники и другие, занимающие политические посты члены партии платят ежемесячно 3 процента своей заработной платы. Сбор от ежемесячной заработной платы членов Сейма и Европарламента – 5%.

А среди партий, которым люди выделяют процент налога, мы являемся лидерами, потому что в прошлом году нас выбрали большее количество людей. Да, общая сумма, может, и не такая высокая, как у консерваторов или либералов, поскольку наши избиратели не так богаты. Но это прозрачная система нашего финансирования, которая показывает, что люди нам доверяют. Нам не нужно дополнительное финансирование, поэтому никто не может обвинить нас в непрозрачности. Мы никогда не были втянуты в коррупционные скандалы, потому что служим только интересам народа.

– Вас также критиковали за то, что вы единственный литовец, проголосовавший против во время недавнего голосования Европарламента по вопросу создания в ЕС свободной зоны ЛГБТ. Не боитесь выглядеть немодно?

– Это мои убеждение и убеждения моих единомышленников. В названии нашей партии есть слова «Союз христианских семей», поэтому мы должны руководствоваться христианскими ценностями при принятии политических решений. Папа Римский часто напоминает в своих проповедях, что долг христианских политиков – отстаивать христианские ценности при голосовании. Так что здесь у меня даже не возникает вопросов.

– Тогда, казалось бы, вы должны найти общий язык в литовском парламенте с коллегами из партии, в названии которой есть слово «христианские демократы»…

– В партиях есть разные люди. Есть глубоко верующие, а есть те, кто только изображают себя христианскими демократами, а на самом деле являются либералами, которые не знают Евангелия и, возможно, даже не ходят в церковь. В нашей вере предусмотрено соблюдение  всех прав и обязанностей. Если кто-то этого не понимает, остается только посочувствовать им. Судя по всему, христианские ценности являются для них лишь средством привлечения избирателей.

Юстина Гафурова
Vakaro Žinios
2021-03-27