Navigate / search

Вальдемар Томашевский: «В литовском обществе не должно быть старшего и младшего брата»

Выдвинет ли лидер Избирательной акции поляков Литвы – Союза Христианских семей (ИАПЛ-СХС), европарламентарий В.Томашевский свою кандидатуру на выборах президента Литвы? Как выполнялись обещания партии избирателям? Что предлагает ИАПЛ-СХС для повышения доходов людей и увеличения социальной справедливости?
 
– Вы дважды принимали участие в президентских выборах и оба раза ваш результат был очень неплохим. Сегодня однопартийцы и избиратели призывают вас вновь принять участие в выборах президента. Пойдете ли?

– Весной на многочисленных встречах с избирателями от людей прозвучали такие призывы ко мне. Также однопартийцы призyвают меня принять участие в выборах президента. Я обдумываю эти призывы и предложения, хотя это для меня не новость, ведь я уже дважды участвовал в компании по выборам президента. И хотя я пока не принял решение об участии, но такую возможность не исключаю, тем более, что на выборах в 2009 году, я, тогда еще сравнительно молодой политик, получил 4,7% голосов избирателей, а на выборах 2014 года — уже 8,4%. При этом в 2009 году в Вильнюсском и Шальчининкайском районах я вышел победителем. Результат же выборов в столице, в Вильнюсе, и вовсе стал сенсацией – второе место. В 2014 году нам удалось занять первое место уже не только в Вильнюсском и Шальчининкайском районах, и в Висагинасе, набрав соответственно 53%, 70% и 54% голосов, но и в нескольких десятках участков в Вильнюсе, Тракайском, Швенченском, Ширвинтском, Игналинском и Зарасайском районах.

– Неплохие результаты для партии нацменьшинства, особенно если учесть, что Литва — мононациональная страна и поляков здесь осталось лишь 7%, а русских — 6%. Но все же остается вопрос: зачем участвовать в президентских выборах, если заранее ясно, что выиграть их представителю нацменьшинства вряд ли удастся?

– Действительно, политическая ситуация с тех пор изменилась, и если мы уже дважды показали сплоченность, отличные результаты, то, что нас поддерживает большая часть населения, то встает вопрос, надо ли повторять все это? Что касается вашего утверждения, что результат «заранее ясен», то мне вспоминаются слова известного тренера о том, что пока мяч на поле — шанс остается всегда. Но, конечно, шансы невелики. Однако есть также другие цели: например, это даст возможность во время избирательной компании вновь показать сплоченность наших сторонников – наших избирателей, рассказать о нашей программе, а она очень привлекательная, о наших достижениях и ценностях, которые мы поддерживаем. С другой стороны, а почему бы представителю нацменьшинств не принять участие в выборах? В 2009 году это было воспринято чуть ли не как вызов, однако мы, отбросив собственные сомнения, пошли на выборы и наш избиратель нас поддержал. Видя результаты этого решения, я сегодня могу сказать, что оно было правильным. Мы ведь показали, что национальные меньшинства считают себя равноправными гражданами Литвы, что их политики имеют поддержку. Да и нам не стыдно было участвовать в выборах. Ведь партии нацменьшинств имеют в политике хорошую репутацию, в то время как и левые, и правые партии погрязли в конфликтах, вскрываются факты коррупции их членов. Но мы ведь не новички в политике: партии ИАПЛ-СХС уже 24 года, около 20 лет принимают участие в политике и русские партии „Союз русских“ и „Русский альянс“, однако нам удалось избежать коррупционных скандалов и показать, что для нас важен избиратель, а не тепленькое место под солнцем. И в самоуправлениях другие партии относятся к нам с уважением, считая нас солидными партнёрами, выполняющими свои программы и отстаивающими ценности, которые декларируем.

А какие это ценности, видно уже из названия ИАПЛ-СХС — это христианские ценности: справедливость, равноправие, милосердие, уважение друг к другу и т. д. Мы стараемся это закрепить и в предлагаемых нами законодательных актах: предлагаем узаконить ежемесячные выплаты по 120 евро на каждого ребенка, предоставление бесплатных лекарств для тех, кому исполнилось 75 лет, карточки для многодетных семей и многое другое. Планируем добиться и бесплатного проезда для всех пенсионеров— это ведь не сильно ударит по отрасли, которая все равно дотируется. Эти льготы в соответствии с христианскими ценностям увеличивают социальную справедливость. Ну и, конечно, нас волнуют специфические проблемы нацменьшинств: мы отстаиваем равные права для всех, чтобы в литовском обществе не было старшего и младшего брата. Вот для чего нам надо показывать на выборах всех уровней свою сплоченность и организационные ресурсы: это вынудит с нами считаться.

– Один из самых больных вопросов для русских и поляков Литвы — это проблема школ и гимназий с обучением на русском и польском языках. Что удалось сделать в этой сфере?

– То, что мы можем добиваться своих целей, показывает сегодняшняя ситуация со школами нацменьшинств. Реформа образования в начале двухтысячных годов началась с реорганизации средних школ, которые разделили на гимназии и основные школы. В планах реформаторов было оставить 13 польских гимназий и столько же русских. Мы, конечно, не согласились с этим и начали работать по всем направлениям: и в Сейме, и в самоуправлениях, чтобы уменьшить требования минимального количества учеников в гимназиях. И в 2015 году у нас уже было 25 польских и 25 русских гимназий — то есть почти в два раза больше, чем нам хотели оставить. Но еще 11 школ не успели получить этого статуса за время, отведенное законом. Это было самое трудное: продлить определенное законом время очень сложно. В 2015 году мы зарегистрировали такую поправку и получили 20 голосов (и это было уже достижение, ведь двадцать лет назад такой поддержки мы не получали), однако закон все равно не прошел. Тогда начались пикеты, митинги и даже забастовки учащихся школ нацменьшинств и их родителей. И, конечно, мы продолжали вести политическую работу на всех уровнях: в самоуправлениях, Сейме, правительстве и за рубежом, в Европарламенте. И после всего этого 30 июня, в последней день весенней сессии, процесс реорганизации школ был продлен еще на два года. За это время мы было создано еще 11 гимназий. В итоге сегодня у поляков 36, а у русских Литвы — 28 гимназий. Очень тяжело было сделать гимназиями школы Пушкинскую, С. Конарского и Волчунайскую школу Вильнюсского района, потому что количество учеников в них не всегда соответствовало требованиям. Что интересно: в ходе этой борьбы мы даже для литовской школы в Фабийонишкес добились статуса гимназии. Так что активная наша деятельность приводит к определенным результатам.

Сегодня 36 польских гимназий составляют 10% от всех 360 гимназий Литвы, 28 русских — 8%. То есть гимназии нацменьшинств составляют около 18% от всех гимназий страны, при этом в польских, русских и белорусской гимназии обучается лишь около 8% учеников Литвы. И это убедительный результат нашей сплоченности и нелегкой борьбы в течение почти двух десятилетий. Насколько многого мы добились, видно из сравнений: в среднем по Литве в районах создано по три, четыре или пять гимназий. А вот в Шальчининкайском районе их аж 13: одна русская в Шальчининкай, 7 польских и пять литовских. Сравните: в Варенском районе, площадь которого в полтора раза больше, а количество жителей примерно такое же, около 30 тысяч, – лишь три гимназии. В Вильнюсском — самом густонаселенном районе – 24 гимназии, из которых 7 литовских, 14 польских, 1 русская и 2 польско-русские.

– Призыв к Литве главы МИДа Польши Яцека Чапутовича снизить барьер минимального количества голосов для прохождения в Сейм депутатов от партий нацменьшинств Департамент по делам права признал нарушающим равные права. В свое время таким же нарушением равных прав Департамент назвал и предложение выделить дотации для этих партий. Между тем, во многих странах Запада эти льготы для партий нацменьшинств существуют …

– И в Литве до 1996 года у нацменьшинств не было такого барьера —в 1992 году на выборах в самоуправления мы получили 2% голосов: два мандата было по списку и несколько мандатов в округах. В 1995 году власти испугались нашего объединения с русскими: мы тогда получили в Вильнюсе 11 мандатов, и в 1996 они ввели барьер. И после этого мы получили уже не 2, а 3%, однако мандатов из-за барьера не получили вовсе. Да что там дотации партиям: возьмем корзинку ученика — для школ нацменьшинств добавка составляет лишь 15% плюс 6% дали для изучения литовского языка. А в соседней Польше эта корзинка для школ нацменьшинств составляет 50%. И ведь это резонно, потому что эти школы поменьше, учебники у них подороже, предметов на 15% у них больше: в неделю у них 5 уроков русского или польского языка. Конечно, мы требуем снизить барьер, но пока к нам не прислушиваются. Так что выход один: объединяться и сплачиваться еще больше. Ведь когда нам удалось перешагнуть этот барьер, только тогда появились разговоры, что может быть он и не нужен…

– Да, глава польского МИДа объяснил свой призыв отменить барьер для того, чтобы поляки не сотрудничали с русскими политиками, не объединялись с ними… Как вы относитесь к таким высказываниям?

– Я к ним никак не отношусь. Ну, приезжает один-другой политик и что-то говорит, причем без консультаций и встреч с нами. Так почему мы должны это комментировать? У нас общие с русским и другими нацменьшинствами проблемы и схожие интересы, и наша сплоченность дала результаты. Мы добились даже большего, чем можно было бы предположить. Так что наше объединение работает, а политики преследуют какие-то свои цели. К тому же и поляки, и русские, и белорусы, и украинцы, и татары, с которыми мы сотрудничаем, — все являются гражданами Литвы. Почему же с ними не объединяться? У нас в последнем списке было даже 15 литовцев. Так что люди разных национальностей тяготеют к нам. Мы защищаем свои права и объединяем людей, чтобы вместе решать многочисленные проблемы граждан Литвы.

– Папа Римский, речам которого в Литве внимали сотни тысяч верующих, прямо сказал, что тем, кто сеет рознь, конфликты, раскол, литовцы должны сказать свое веское слово: «надо принять различия». И напомнил, что Литва всегда «принимала и признавала людей самых разных национальностей и верований». Почему еще вчера эти слова были важны для людей, а сегодня все опять вернулось в прежнюю колею?

– Это, конечно, не ушло, ведь христианство — это религия милосердия и любви. А как пришло? Это было торжество Святого духа, через которого Господь объединяет христиан. Но есть также силы зла, которые заинтересованы в конфликтах. И нам надо всем делать все, чтобы не было ни раздоров, ни конфликтов. И это тоже цель нашей организации – Союза христианских семей — объединять всех людей доброй воли.

– Сегодня много говорится о росте цен, который хотят обуздать запретами. Помогут ли такие меры?

– Наша партия была против введения евро. Это классическая ситуация: смена валют еще никогда не приносила выгоду простому человеку. Прошлого уже не вернешь, так что сейчас надо увеличивать доходы людей. Цены растут: действует рыночная экономика. Конечно, законами можно немного что-то подрегулировать, но кардинально проблему это не решит. Мы предлагали отменить НДС на самые необходимые продукты питания и одежду для детей. Но главное – повышать доходы, и их можно повысить. Деньги у нас есть, но распределяются они неправильно. Те, кто много зарабатывает, не платят большие налоги. Нужна дифференциация налогов, однако эти группы богатых людей обладают большим влиянием и не хотят делиться, напротив: они хотят получить для себя еще больше льгот. Например, не платить определенные налоги в „Содру“. Мы, конечно, этому препятствуем, потому что и так в Литве огромная разница в доходах между бедными и богатыми. К тому же у нас капитал очень слабо обложен налогами. И в то же время большими налогами обложена заработная плата. У меня есть помощники в Брюсселе и в Литве, и я сравниваю: чтобы заплатить там человеку определенную сумму, ну, например, 100 евро, то надо заплатить налог 25 евро. В Литве налог составляет 70% — то есть сумма с налогами составит 170 евро. Чувствуете разницу — 125 и 170 евро? Надо снижать налоги на зарплату. Это принесет большие плюсы: у людей будет больше денег и они станут больше покупать, экономика будет расти. Конечно, очень большие деньги у нас работают в теневой экономике. Процент ВВП, который проходит через бюджет, самый низкий в нашем регионе: часть денег оседает в теневой экономике, особенно на границе. Надо работать в этом направлении и в результате повышать доходы людей. Но для этого не хватает принципиальности, координации работы правительства и других служб. Как показывают примеры соседей, это можно сделать. Вот в Польше серьезно взялись за НДС и за год повысили сборы на 30%! Просто уничтожили коррупционные схемы. У нас в программе очень чётко предусмотрены меры по повышению доходов населения и по справедливому распределению государственных средств.

– Партия ИАПЛ-СХС за последние годы накопила солидный опыт работы в самоуправлениях. С какими системными проблемами приходится сталкиваться?

– Нам надо усиливать самоуправления: по компетенции и финансированию у нас самые слабые самоуправления в Европе. В компетенцию наших самоуправлений не входят земельные вопросы. Если самоуправление хочет инвестировать собственные деньги в какой-то проект, например, в строительство детсада, он не сможет его построить, так как у него нет участка для этого. Нужен не один год, чтобы получить от государства и оформить этот участок. Вторая проблема — финансирование: лишь 13% бюджета распределяется через самоуправления. Это европейский антирекорд! Через центральную власть распределяется 87% бюджета. Но ведь местная власть лучше знает, кто больше нуждается, куда больше необходимо направить средств. Так что надо повысить компетенцию самоуправлений, чтобы они решали земельные вопросы, сами собирали основные налоги, имели больший бюджет и возможность самим распоряжаться этими деньгами. В качестве эксперимента пяти самоуправлениям разрешили самим выплачивать социальные пособия. В результате выделенные деньги были еще и сэкономлены: за счет того, что пособия не выплачивались состоятельным людям, которые еще и получали пособия по безработице. На местах ведь знают ситуацию лучше. Им легче проверить. Нужно и ввести второй уровень самоуправлений. Даже в советское время было двухуровневое самоуправление: был сельсовет и районный совет. Вот по Вильнюсу было 4 районных и городской совет. Сейчас осталось лишь городское самоуправление. С одним уровнем самоуправления невозможно проводить реформы, ведь самоуправления очень разные. Например, в самоуправлениях Бирштонаса, Неринги проживает 3 тысячи человек, а в больших городах — до полумиллиона. А закон один для всех. Это нонсенс. Мы предлагаем организовать самоуправления в сянюниях. Чтобы, например, в Вильнюсе было 21 самоуправление нижнего уровня. Чтобы они сами выбирали свой совет. При этом никаких дополнительных затрат не понадобится, ведь и здания, и работники у сянюний есть. Надо только напечатать на выборах второй бюллетень и выбрать совет сянюнии, который будет выбирать сянюнаса и распоряжаться своим местным, возможно, небольшим на первых порах бюджетом. Им лучше знать, куда направить свои средства.

2018-10-04